Там такие бродят души

Там такие бродят души, —
Спят такие сны…
И я все согласна слушать,
Кроме тишины.

произведение относится к этим разделам литературы в нашей библиотеке:
Оцените творчество автора:
( Пока оценок нет )
Поделитесь текстом с друзьями:

Популярные материалы библиотеки:

Цитаты и афоризмы

автор: Эдгар По

А ведь именно отклонение от простого и обычного освещает дорогу разуму в поисках истины
Было ли у вас так, что вы провели день, улыбаясь людям, общаясь, как будто все в норме и в порядке, а все время вы чувствовали, как будто вы несете внутри себя свинцовой тяжести несчастье?…
В глубокомыслии легко перемудрить.
В бескорыстной и самоотверженной любви зверя есть нечто покоряющее сердце всякого, кому не раз довелось изведать вероломную дружбу и обманчивую преданность, свойственные Человеку.
В одиночестве я ищу покоя, но не уныния.
Вообще следует помнить, что наши газеты думают главным образом о том, как создать сенсацию, а не о том, как способствовать обнаружению истины. Последнее становится их задачей, только если это способствует достижению первой и главной их цели.
Вот если бы в «обществе» я нашел половину той верности, что у этого бедного пса, я, вероятно, не разлучился бы с «обществом», даже на год…
Внимательно осмотреть — значит точно вспомнить.
Впечатление, которое вы храните о личности того или иного человека, очень трудно поддается определению. Каждый человек узнает своих знакомых, но весьма редко кто бывает способен логически объяснить, каким образом он их узнает.
Вряд ли найдётся человек, которому ни разу не приходило в голову проследить забавы ради шаг за шагом всё, что привело его к известному выводу. Это — преувлекательное подчас занятие, и кто впервые к нему обратится, будет поражён, какое неизмеримое на первый взгляд расстояние отделяет исходный пункт от конечного вывода и как мало они друг другу соответствуют.
В самом безрассудном сердце есть струны, коих нельзя коснуться, не заставив их трепетать. У людей самых отчаянных, готовых шутить с жизнью и смертью, есть нечто такое, над чем они не позволяют себе смеяться.
Глупо и опрометчиво судить, велика ли вещь или мала, когда не имеешь мерки для сравнения.
Даже в могиле не все потеряно. Иначе не существует бессмертия.
Если вы хотите забыть что-нибудь немедленно, запишите, что вы должны это запомнить.
Есть темы, проникнутые всепокоряющим интересом, но слишком ужасные, чтобы стать законным достоянием литературы.
Если существует на свете крайняя, неограниченная власть, — это власть сильной личности над более податливыми натурами сверстников в годы отрочества.
Живой, но со всеми свойствами мертвеца, мертвый, но со всеми наклонностями живых, — нечто противоестественное в мире людей, — очень спокойный, но лишенный дыхания.
Значительная, если не подавляющая, часть истины раскрывается через обстоятельства, на первый взгляд совершенно посторонние.
И все, что я любил — я любил в одиночестве…
Из гения, например, никогда не получится делец, как из жида не получится благотворитель или из сосновой шишки — мускатный орех.
Именно тогда, когда люди особенно стремятся сбросить с себя бремя собственных невзгод, они меньше всего озабочены тем, как бы облегчить участь ближнего своего
Иные сочетания самых простых предметов имеют над нами особенную власть, однако постичь природу этой власти мы ещё не умеем.
И разве не испытываем мы, вопреки здравому смыслу, постоянного искушения нарушить Закон лишь потому, что это запрещено?…
Именно тогда, когда люди особенно стремятся сбросить с себя бремя собственных невзгод, они меньше всего озабочены тем, как бы облегчить участь ближнего своего.
Испорченность вкуса — часть и следствие делания долларов. Наши представления устаревают по мере того, как мы богатеем.
Истина не всегда обитает на дне колодца. В насущных вопросах она, по-моему, скорее лежит на поверхности. Мы ищем ее на дне ущелий, а она поджидает нас на горных вершинах.
Как правило, идеи возникают хаотично, подобным же образом их и выполняют и забывают.
Когда я хочу узнать, насколько умён или глуп, насколько добр или зол мой партнёр и что он при этом думает, я стараюсь придать своему лицу такое же, как у него выражение, а потом жду, какие у меня появятся мысли и чувства…
Когда школьники хотят обмануть старших, они способны творить чудеса.
Мнение большинства — всегда ошибочно, ибо большинство людей — идиоты.
Мудрость должна полагаться на непредвиденное.
Музыкальность — единственный талант, который довольствуется сам собою; все остальные требуют второго лица.
Начните достойного человека клеймить как мерзавца и вы наполните его стремлением доказать вам, что вы не ошибаетесь.
Невежество — это счастье, но для полноты счастья оно должно быть таким глубоким, чтобы не подозревать о себе самом.
Негодяем человек обычно становится постепенно.
Некий бессмертный инстинкт, гнездящийся глубоко в человеческом духе, — это, попросту говоря, чувство прекрасного.
Не совсем полоумный, — возразил префект, — но ведь он поэт, стало быть, не далеко ушёл от полоумного.
Нет одиночества страшнее, чем одиночество в толпе…
Нехватка одной запятой часто превращает аксиому в парадокс или сарказм в проповедь.
Никакой транспорт не будет попутным, если не знаешь, куда идти.
Одна крайность влечёт за собой другую.
Он называл курьезным всё, что превышало меру его понимания, и поэтому жил среди легиона курьезов.
По-настоящему человек счастлив: он все время живет ожиданием счастья, которое вот-вот наступит.
Пробуждаясь от самого глубокого сна, мы разрываем зыбкую паутину некоего сновиденья. Но в следующий миг (так тонка эта паутина) мы уже не помним, что нам снилось.
Реальная жизнь, как она есть, стала казаться мне видением и не более как видением, зато безумнейшие фантазии теперь не только составляли смысл каждодневного моего бытия, а стали для меня поистине самим бытием, единственным и непреложным.
С детства я не был таким, как другие. Не видел так, как видели все.
Седые волосы — это архив прошлого.
Сколь бессмыслены бывают наши речи, когда мы стремимся придать им особую силу.
События самых ранних лет жизни редко оставляют в нашей душе столь заметный след, чтобы он сохранился в зрелые годы. Они превращаются обычно лишь в серую дымку, в неясное беспорядочное воспоминание — смутное скопище малых радостей и невообразимых страданий.
Способность к анализу не следует смешивать с простой изобретательностью, ибо аналитик всегда изобретателен, тогда как не всякий изобретательный человек способен к анализу.
Тайна заставляет человека думать — а это вредно для здоровья.
Те, кто видит сны наяву в ясный день, всегда идут гораздо дальше чем тех, кто видит сны только засыпая по ночам.
Теперь я пришёл в совершеннейший ужас, решив, что видение предвещает либо мою смерть, либо, ещё того страшней, надвигающееся помешательство.
Трус — это тот, кто боится быть или казаться трусом, когда это нужно.
У меня есть сильная вера в дураков; мои друзья зовут её самоуверенностью.
Умереть смеясь — вот, наверное, самая великолепная изо всех великолепных смертей.
Честолюбие великого ума в лучшем случае негативно. Он борется, трудится, создает не потому, что стремится к превосходству, но потому, что нестерпимо быть превзойденным, чувствуя в себе способность превзойти.
Это большое несчастье, не иметь возможности быть одному.
Я душевнобольной, но с тяжелыми частыми приступами душевного здоровья
Я не раз замечал, что в поисках истины логика нащупывает свой путь по отклонениям от обычного и заурядного и что в случаях, подобных этому, следует спрашивать не «что произошло?», а «что произошло необыкновенного, такого, чего не случалось прежде?».
Я почитаю тебе вслух — и так мы вместе скоротаем эту ужасную ночь.
Я разумел, надежда для такого злосчастного, как я, — за пределами этой жизни.
Я схожу с ума с длинными интервалами ужасного здравомыслия.

Lit-Ra.su
Напишите свой комментарий: