27 января 1944 (И в ночи январской, беззвездной)

И в ночи январской, беззвездной,
Сам дивясь небывалой судьбе,
Возвращенный из смертной бездны,
Ленинград салютует себе.

произведение относится к этим разделам литературы в нашей библиотеке:
Оцените творчество автора:
( Пока оценок нет )
Поделитесь текстом с друзьями:

Популярные материалы библиотеки:

Легенда об ифигении в тавриде

автор: Игорь Турвелес

В Крыму на берегу скалистом,
Который видел много бед,
Кастрополь есть- посёлок чистый,
Ему уже так много лет.

У моря, где волна вскипает,
Есть пляж прибрежный и скала.
Не все её названье знают,
Хоть та размером не мала.

Зовут скалу ту Ифигения,
Её не зря назвали так.
Чтоб исключить у всех сомнения,
Легендой я рассею мрак.

Когда-то греческие воины
На Трою двинулись в поход,
Но были паруса спокойны,
Не дул уж ветер целый год.

Гневилась видно Артемида
На Агамемнона- на царя.
У всех Богов была обида-
Царь лань убил святую зря.

Теперь, чтоб ветер появился,
Решили в жертву принести
Царёву дочь, чтоб грех прикрылся,
Войну с победой провести.

Дочь Ифигению любили
И царь, и греческий народ,
Но Боги всё ж важнее были,
Чем царь и целый царский род.

Так Ифигенья жертвой стала,
Царь плача сам её отвёл,
Чтоб дочка жизнь свою отдала,
Сам положил её на стол.

Взял вещий грек нож со слезами,
На девушку венок надел,
Просил победы над врагами
И нож воткнуть в неё хотел,

Но вдруг у алтаря забилась
В предсмертных судорогах лань.
Случилось чудо- дочка скрылась,
Взяла так Артемида дань.

Жизнь Ифигеньи сохранила,
Её забрала с алтаря,
На море ветер пропустила,
За лань простила и царя.

Взяла Богиня Артемида
Дочь Ифигению с собой,
Перенесла её в Тавриду
И жрицей сделала святой.

Но люди этого не знали,
Лишь лань лежала на столе.
В поход на Трою их позвали
Все паруса на корабле.

Война у Трои долго длилась
Прошло уже немало лет,
Но в памяти царя хранилась
Та жертва- дочь, как силуэт.

Подрос Орест- брат Ифигеньи,
Стал смелым, сильным, как отец.
Ему пришло одно виденье,
Смог объяснить его мудрец.

Орест увидел Артемиду-
Она стояла среди скал,
Звала его приплыть в Тавриду,
Чтоб статую её забрал.

Мудрец сказал: Раз Артемида
Об этом просит, ты плыви,
Иначе возрастёт обида,
Любовь к Богине прояви.

Орест взял в путь Пилада друга,
Подплыл к Тавриде в таврский храм,
Вошёл в него, где в центре круга
Увидел Артемиду там.

Хотел украсть , но тавры-воины
Его схватили, как вора,
Связав, доставив под конвоем
К воротам царского двора.

Царь был жесток, не знал пощады,
Отдать их в жертву он решил,
Сказав, должны быть чести рады,
Что Артемиде их дарил.

Отправил в храм друзей он бедных,
Решив их в жертву принести.
Отдали жрице греков бледных
В нормальный вид их привести.

Помыв пришельцев в центре зала,
Покрыв повязками виски,
Им Ифигения вдруг сказала,
Что лица их ей так близки.

Узнала жрица, что два друга
Родились в Греции родной
И к царскому близки так кругу,
И битв так много за спиной.

Судьбу решила их исправить,
Возможно одного спасти,
Его домой с письмом отправить,
Родному брату отвезти.

Пока два друга выбирали,
Кому остаться умирать,
Письмо им жрица написала.
Спросил Орест: Кому отдать?

Когда услышал своё имя,
Всё понял, вот его сестра,
И гибель их недопустима,
Им вместе убегать пора.

Вопрос лишь в том, как можно скрыться?
Чтоб Артемиду увезти,
От гнева тавров уклониться,
И где корабль приобрести.

Не долго способы искали
Жизнь сохранить и убежать.
Чтоб правду тавры не узнали,
Царя лишь надо напугать.

В Тавриде жрицу все любили
Все верили её словам:
-Статую сильно осквернили,
И чистить нужно лишь волнам,

Ведь Артемиду вымыть надо,
В воде глубокой окунуть,
Готовить пленных для обряда,
С них грязь чужую отряхнуть.

Царь с Ифигеньей согласился,
Корабль и охрану дал,
С очисткой пленников смирился,
И на скале процесса ждал.

Корабль только выплыл в море,
Верёвки сняли все с себя,
Всё судно захватили вскоре,
Охрану быстро истребя

Все скоро в Грецию приплыли,
Отец их встретил и народ,
Статую в храм установили,
Пусть беды Греции прервёт.

От таврского царя всё скрыли,
Считал он: Ифигения на дне.
В народе эту женщину любили,
Отдали её имя той скале,

Где царь сидел, корабль видел,
Но жрицу он спасти не смог,
Лишь Грецию возненавидел,
Надолго ей закрыв порог.

С тех пор скала та Ифигенья
Стоит на страже от врагов,
Уж сотни лет без изменений
Ни от ветров, ни от штормов.

Lit-Ra.su
Напишите свой комментарий: